11:07 

Я чёртов графоман - 8

concealed
mitiko. Chasing shadows.
Ну что, пора заканчивать ))).





Музыкальная ссылка: Revolution Renaissance - We Are Magic
www.youtube.com/watch?v=8HCgmYTPLio
Текст и перевод в серединке - www.diary.ru/~katbar/p82970470.htm


* * *

Егор растерянно смотрел, как Игорь, опустившись на колени и обхватив Сперанскую за плечи, пытается её встряхнуть. Мельком его взгляд упал на лицо Кости – тот застыл рядом, отрешённый и напрягшийся, словно человек, впервые в жизни собирающийся прыгнуть в воду с десятиметровой вышки. Нет, даже не с вышки – с самолёта с парашютом.
Большая рука, покрытая седыми волосками, легла на плечо Игоря, отодвигая того в сторону. Взволнованный Пайкконен, неведомо откуда взявшийся, склонился над Сперанской, его пальцы бережно приподняли прядь светлых волос, упавшую на лоб женщины.
- Отойдите, ребята, – властно произнёс он, нахмурившись. – Она слаба. Там её больше, чем здесь.
Пайкконен выпрямился во весь рост, пульсирующие жилки обозначились на его висках, глаза закатились.
- По безлюдной тропе я иду, по глухой дороге, – монотонно заговорил он. – Не вижу я солнца, не вижу луны, не вижу цветов полевых. Сквозь кустарник иду, через можжевельник, слышу шум воды, чую запах прибрежной пены. Темно, темно – не вижу дороги… не вижу…
Руки профессора совершали странные движения, словно пытаясь ощупью найти какую-то преграду. Его глаза ещё больше ушли под лоб, и из-под опущенных век виднелась лишь узкая белая полоска с тонкими прожилками кровеносных сосудов.
- Слышу плеск вдалеке – лодка плывёт, или речные птицы бьют крыльями? Оленьим мхом, багульником пахнет – в сторону, в сторону уводит тропа… Тяжело идут ноги мои, вязнут в песке, не вижу дороги… не вижу…
- Не надо, Матти. Вы не пройдёте.
Егор поражённо уставился на Костю. Пайкконен, моргнув, устремил на него же очнувшийся взгляд, и в этом взгляде что-то мелькнуло – была ли это надежда, удовлетворение или какое-то внезапное откровение, Егор не мог определить. И Игорь тоже открыл рот и смотрел в полном недоумении – то на одного, то на другого.
- Вы не пройдёте, - повторил Костя, садясь на колени рядом с бесчувственной Сперанской и кладя руку на её запястье. – Вас не пропустят. Это должен сделать я – чтобы замкнулся круг.

Он криво улыбнулся профессору – одним углом рта – и улыбка его была неестественной, не соответствующей решительному и отчаянному выражению его глаз, как будто её вызвала болезнь, судорогой скрутившая мышцы.
- Проводите меня немного. Мне нужно привыкнуть к дороге… чтобы дальше идти одному.
Глаза Пайкконена сверкнули.
- Я пойду с тобой! Я буду рядом, сколько смогу. Но ты…ты уверен, что справишься?
Подобие улыбки снова появилось на Костином лице.
- Побеждал я, кажется, чаще, чем проигрывал.
Он сделал глубокий вдох.
- Ведите меня. Быстрее!
Егор неосознанно ухватился за плечо Игоря и почувствовал, что тот нервно вздрогнул. Перед их глазами Пайкконен шагнул к Косте и встал за его спиной. Костя покорно закрыл глаза, продолжая держать руку на запястье Сперанской. Пайкконен вновь негромко забормотал, и с первыми звуками его голоса лицо Кости застыло, словно профессор уничтожил в нём саму способность воспринимать какие-либо чувства.
- Ветки шуршат по одежде, веет холодом впереди, - продолжал Пайкконен. – Туда иди, Костя, ищи, где защита слабее. Расслабься, отпусти себя – чувствуй, чувствуй! Горностаем скользи меж камней – узко тело твоё, чутки уши твои, плеск воды слышишь ли ты? Нашёл ли ты запах ужаса, запах тоски и боли? Иди на тот запах, иди туда, куда идти страшнее!
Дыхание Кости заметно участилось, но он продолжал сидеть, не шевелясь.
- Вправо, влево шагни, почувствуй страх, иди к нему, - нашёптывал Пайкконен. – Темно, темно – где ты, Костя? Что ты видишь вокруг?
На неподвижном лице Кости не дрогнул ни один мускул.
- Тьма становится гуще, мне трудно дышать, вода где-то рядом, но что на том берегу? –высокий лоб Пайкконена заблестел, его щёки осунулись. – Где ты, Костя? Я не ощущаю тебя!
Небо над поляной совсем очистилось от остатков облачных клочьев, вновь обретя высокую прозрачность, и в его холодном свечении стало видно, что лицо Сперанской совсем побелело, превращаясь в восковую маску, нос заострился, а рот приоткрылся, обнажая край зубов.
- Да что же это такое, Матти! - крикнул Игорь срывающимся голосом. - Массаж сердца нужно делать, скорее! Пустите!
Неожиданно жёсткий взгляд Пайкконена словно приковал его к месту.
- Нет.
Егор, вцепившись в плечо приятеля, хрипло дышал. Низкие сопки, деревья, бледное небо - всё кружилось вокруг него, быстрее, ещё быстрее, теряя очертания, становясь неразличимым. Лишь то, что находилось в центре этого безумного коловращения, запечатлевалось до ужаса чётко - подвески браслета на нестерпимо белой и неподвижной руке лежавшей Сперанской, оцепеневший безучастный Костя, заблудившийся в неведомых мирах, напряжённое лицо профессора, в котором уже виделись плохо скрываемые озабоченность и тревога... Он не чувствовал больше своего тела, его тело исчезло, подкошенное дрожащей слабостью в коленях, оставалось только его "я" - и это "я" внезапно озарилось мгновенным пониманием и такой простой, такой очевидной догадкой.
В его голове звучал зловещий шёпот лапландки:
"Нет в тебе силы замкнуть древний круг, нет в тебе силы..."
Профессор Матти Пайкконен, какое бы имя он ни носил, слишком хорошо знал магическую власть слова. Он сделал ошибку, он забыл, что магия может таиться не только в словах.
- Игорь! - Егору казалось, что он кричит, но губы его выплёвывали лишь отрывочные сипящие звуки. - Древний, старинный... Круг, кольцо... Замкнуть... Ты можешь – вот оно, Игорь...
На долю секунды его глаза встретились с глазами Игоря, и Егора словно ударила с размаху налетевшая огромная волна. Он всегда был один. Он всегда знал, что от других его отделяет невидимая преграда, отсекающая чувства. У него не было близких людей. Только здесь, на чёрных берегах, ему стало казаться, что может быть, когда-нибудь, в принципе…
Костя. Сперанская. Игорь.
Теперь эта преграда, бездушная, осязаемая, ударившая его в лицо, воплотившая в себе всё, что имело смысл ненавидеть, стояла перед ним. И Игорь был по ту сторону.
- Нет! – закричало нечто внутри Егора и рванулось в безумной ярости, раздирая ненавидимое незримое, словно вязкую паутину, отрицая власть этой паутины раз и навсегда, пробивая её насквозь.
Резкая боль охватила его тело, заставив опуститься в траву. Но теряя сознание, он почувствовал, что ощущает каждый свой вдох, и каждый вдох доставляет ему непривычную радость. И ещё он успел заметить, как метнувшийся вперёд Игорь, сорвав с руки Сперанской тонкий витой браслет с утиными лапками, изо всех сил старается свести вместе его закруглённые концы.

- Надо бы в воду опустить, - Пайкконен участливо смотрел на Игоря, который, скривившись, разглядывал обожжённые ладони. – Напомни мне потом, я тебе мазь дам. Тебе же грести ещё.
- Фигня, - отозвался Игорь. – Даже смешно.
Браслет валялся на земле – маленький кусочек оплавленного металла, искорёженный чудовищным выбросом энергии.
- Интересно, какова физика этого явления? – задумчиво произнёс Игорь. – Кто и когда об этом думал… А ведь есть, наверное, что-то.
- Сотни людей создают при помощи компьютера удивительные вещи, - назидательно сказал Пайкконен, - не зная при этом, как устроен процессор.
Они вновь оглянулись на Сперанскую, которая дышала тихо, но ровно.
- Что-то долго, - Пайкконен вытащил из кармана очки, надел их и обеспокоенно позвал:
- Костя!
Губы сидящего Кости дрогнули, и он еле слышно заговорил:
- Наталья Павловна! Двери заперты, страж больше не нужен – пойдёмте! Замкнут круг – я пришёл за Вами, и мы возвращаемся вместе, потому что я знаю путь.
Высоко в небе медленно кружила крупная хищная птица. Ястреб? Нет, больше и темнее – наверное, орёл. Что он высматривает здесь? – подумал Игорь. Просто любопытствует – не так уж часто, наверное, забредают люди в его владения? Или сообщает Верховному Богу о том, что всё прошло как надо?
Сперанская открыла глаза и, потирая голову, села.
- Матти, что со мной случилось? Я, конечно, старая, но не настолько же! Когда мы сюда поднимались – чувствовала себя отлично, и вдруг отключилась…
- Ты устала, Наташа, - Пайкконен засветился радостью, и Игоря охватило опасение, что подобная радость могла показаться Сперанской неуместной. – Очень устала.
- Да уж, напугали Вы нас, - Костя поднялся с колен. – Приходим на поляну, а Вы тут лежите, и Матти стоит – не знает, что делать.
Игорь поднял голову. Орёл неторопливо описывал над сосновой гривой круги. Верховный Бог видел, что всё прошло удачно – без ненужных последствий.
Он подошёл к Егору, который сидел на земле, улыбаясь.
- Ну как ты, цел?
- А что было? – взгляд Егора был недоумевающим, но довольным. – Я решил посидеть. Что-то вдруг голова закружилась.
- А сейчас кружится? – Игорь присел рядом с Егором и внимательно заглянул ему в глаза.
- Немного, - Егор потянулся. – Наверное, от кислорода. Удивительно чистый какой-то воздух.
- И никого мы тут не нашли, - развёл руками Пайкконен. – Кроме семейства гагар.
Игорь, помедлив секунду, протянул руку и взъерошил волосы Егора.
- Пошли назад. У нас ещё «Финляндия» есть, помнишь? А Павловну Костя проводит.
И Егор, засмеявшись, шутливо толкнул его в бок.

За стволами сосен, ровными, словно свечи, солнце начало заходить на новый круг. Это означало, что наступало утро.
Сперанская уснула сразу. Костя с Егором, прикончив бутылку, дружно приняли решение, что надо бы всё-таки немного отдохнуть.
Игорь тоже собрался уходить в палатку, но тихий голос Пайкконена, в котором странно было слышать просительные интонации, остановил его.
- Посиди немного со мной. Пять минут.
Игорь подошёл к догорающему костру и сел рядом с профессором на тёплое, но уже начинающее вбирать в себя ночную сырость бревно. С дрогнувшим сердцем он внезапно подумал, что маститый учёный, кипящий активностью в многочисленных обществах и комиссиях, хранит глубоко в душе тайну своего фатального, непоправимого одиночества, и в минутной слабости робко цепляется сейчас за единственную возможность просто побыть рядом с тем, кто понимает его.
Последнюю возможность. Потому что завтра…
- Матти, - спросил Игорь, ощущая странную щемящую нежность к старому финну. – Что будет завтра?
Пайкконен еле заметно улыбнулся.
- Завтра мы спустимся вниз, обойдём по берегу порог Анненкоски и направимся дальше, к Партакко. И ещё будет дождь.
Игорь посмотрел на небо. Оно утратило свою прозрачность и с северо-востока, где тени становились гуще, подступала веющая прохладой хмарь.
- А что было бы, если бы Егор не догадался? – тихо проговорил он. – Я ведь сам ничего бы не понял…
Пайкконен моргнул, уголки его губ опустились.
- Не знаю. Но я рассчитывал на Егора. Пружина, сжатая до предела, бьёт сильнее всего. Это был его час, Игорь. Теперь он свободен. Навсегда.
- Простите, Матти, - Игорь немного помедлил, прежде чем задать следующий вопрос. – Для чего существует Общество?
Пайкконен с усмешкой заглянул ему в глаза.
- Для укрепления российско-финской дружбы, конечно. Тебе не пришло в голову спросить, для чего существуешь ты? Началось-то всё не два года назад. Много, много раньше…
Игорь глотнул, пытаясь подавить подступивший к горлу комок.
- А как же… так получилось, что мы все из Питера?
Взяв сучковатую палку, Пайкконен пошевелил гаснущие угли.
- Так было проще всего, - задумчиво проговорил он. – Сказать по правде, только так и было возможно.
- Почему?
- Ты технарь, Игорь, - Пайкконен бережно положил руку ему на плечо. – Ты не биолог. Но скажи – ты ведь не раз смотрел в весеннее небо над улицами твоего города? Видел ли ты бесчисленные птичьи стаи, летящие к северу? Петербург стоит на знаменитом Беломорско-Балтийском миграционном пути – пути, по которому с древних времён, из года в год тянутся птицы к местам гнездовий в далёкой северной тундре. И даже то, что их дорога лежит теперь над шумным и дымным, грозящим опасностями мегаполисом, не может сбить их с раз и навсегда обозначенного курса. О чём это тебе говорит?
- Миграционный путь? Дорога, по которой многие века летят к северу птицы? Но ведь это… Это же Дорога Птиц, путь из Верхнего Мира в Срединный, в мир людей…
Пайкконен снова мягко улыбнулся ему. Равный – равному.
- Да, Игорь. Через Питер проходит Дорога Птиц.



@темы: Калевала, Не все реки

URL
Комментарии
2009-10-23 в 13:28 

Озадачена :upset:

2009-10-23 в 14:19 

concealed
mitiko. Chasing shadows.
Mritty , значит, я всё-таки не зря переживала насчёт недосказанностей (((.

URL
2009-10-23 в 14:53 

concealed, нет, так лучше. Открытые финалы - наше все :-)
Просто настолько грамотно построено, что остается такое длинное-длинное "послевкусие". Давно не сталкивалась с таким, поэтому и озадачивает :-) Как это обычно принято писать "слов нет". Слова появляются по второму прочтению, так что ничего вразумительного от меня в сейчас и ждать не стоит :-)

2009-10-23 в 17:29 

concealed
mitiko. Chasing shadows.
Mritty , а ты всё-таки скажи, где цепляет. Я поработаю ))).

URL
2009-10-23 в 18:40 

Avatel
В мире с собой в гармонии с миром (с)
первое прочтение вызвало чувство, даже не знаю как одним словом его описать, это как идешь по длинному коридору, перед глазами бесконечная дорога, а через пару шагов натыкаешься на преграду - зеркало, мне почему-то не хватает легенды рассказанной Сперанской (или другим) о Дороге птиц,

безумно нравятся заговоры, они великолепны ))))

2009-10-23 в 19:04 

concealed
mitiko. Chasing shadows.
Avatel , о, спасибо! Я в начале упоминала вскользь, без расшифровки - "не осталось сейчас тех, то может пролететь по небу Дорогой Птиц", потом летящие птицы в заклинаниях Сперанской - казалось, что этого достаточно, чтобы возникала "связь". Оказывается, недостаточно - попробую что-то ввести дополнительно )).

URL
2009-10-23 в 20:48 

concealed, буду перечитывать - скажу :-)

2009-10-24 в 16:34 

Ты будешь свободен - и распят (с)
concealed, :hlop::hlop::hlop:
Отлично. :up:
Единственное, что, если уж тебе хочется что-то ещё всенепременно пояснить, то это пожалуй почему Пайкконен единственный всё помнил, помнит и будет помнить, а все остальные - забудут.

Чудесная сказка! :vo:

2009-10-24 в 19:27 

concealed
mitiko. Chasing shadows.
Я догадываюсь всё-таки, что перестаралась ))). Не хотела, чтобы все точки над всеми буквами были расставлены, а получилось непонятно ))).
Если напишете, с какого момента пошло не так - буду очень благодарна ))). А то я слишком уж с головой в Калевалу ушла :shy: .

Rina Izumo , попробую пояснить длинно ))). Моё "двоемирие" всё-таки отличается от Гофмановского. У Гофмана реальность и волшебный мир органично сосуществуют, они едины. Персонажи принимают существование "изнанки" реальности не всегда сразу, но всегда бесповоротно.
"Узнайте же то, что вы давно должны были бы знать, если б не так плохо обстояло дело с вашей наукой, за исключением разве умения шлифовать стекла, узнайте, что я сам - не кто иной, как чертополох Цехерит, стоявший там, где принцесса Гамахея склонила свою голову, и о котором вы сочли нужным вовсе умолчать" ("Повелитель блох").

"Мой" же мир не един, он многослоен. Нечто вроде фотошопа, где файл может иметь несколько слоёв, Пользователь может изменить прозрачность верхнего слоя (от 0 до 100%) и в любой момент отменить операцию. Пайкконен - не Пользователь, но он и не просто материал. Может быть, он часть программы. Он вечен, он никогда не переплывал "той реки, из-за которой никто не возвращается прежним" - он просто уходил, чтобы вернуться, когда станет нужным. Возможно, он не раз возвращался под разными именами - но это никому не известно ))).

У меня был вариант окончания, где Пайкконен говорил Игорю нечто подобное. Возможно, стоит о нём подумать )).

И эта многослойность, как мне казалось, давала возможность выразить ту самую идею, о которой я упоминала. "Нет предопределённости - есть личный выбор". Не "ты должен" что-то сделать, а "ты можешь". Ты не файл, ты - личность. "Пользователь" может открыть твой другой слой, но действовать - тебе.

URL
2009-10-24 в 19:48 

Ты будешь свободен - и распят (с)
concealed, вон оно как.. Всё чудесно, зря ты так волнуешься. В сказке ведь и не обязательно всё пояснять, так людям простора творчества больше оставляешь ;-) :vo:

2009-10-24 в 19:56 

concealed
mitiko. Chasing shadows.
Rina Izumo , а я же не волнуюсь, я хочу понять, как лучше :laugh: . Для меня любая работа - только работа, правда. И любая критика крайне ценна, я же пытаюсь совершенствоваться в выражении своих мыслей ))).

URL
2009-10-24 в 20:04 

Ты будешь свободен - и распят (с)
concealed, добро пожаловать в нашу компанию чокнутых перфекционистов :laugh:

2009-10-24 в 20:06 

concealed
mitiko. Chasing shadows.
Rina Izumo , и с удовольствием!!! :hi:

URL
2009-10-24 в 20:07 

Ты будешь свободен - и распят (с)
2009-11-14 в 12:35 

from euphoria to hell
На этот раз в один прием убила. Просто здорово.

2009-11-15 в 10:21 

concealed
mitiko. Chasing shadows.
Seven , спасибо, я правда очень рада )).

URL
2009-12-01 в 17:03 

Gloria no Lanna
Прочитала с огромным удовольствием, и хотя думала сделать это в несколько заходов - получилось почти)) за раз. Это ведь надо уметь так писать, чтобы реальность и сказка, объяснение матчасти и напряженное действо сосуществовали рядышком абсолютно естественно, без режущих контрастов в повествовании и перепадов в стиле. И герои тоже: при всей их исключительности – совершенно нормальные люди.:laugh: Так, скорее для себя отмечу, что наибольшую симпатию вызвали Егор и Сперанская, а главы-фавориты, пожалуй, пятая и шестая. И да, усилился когда-то вообще отсутствующий интерес к Калевале.;)
Спасибо за твое произведение, mitiko)))

2009-12-02 в 12:15 

concealed
mitiko. Chasing shadows.
Gloria no Lanna, усилился когда-то вообще отсутствующий интерес к Калевале. - вот этому я невероятно рада, этого я жутко хотела ))). Спасибо, Лори! Как твоя работа о Сампо, кстати? Очень интересно :inlove: .

URL
2009-12-02 в 16:01 

Gloria no Lanna
concealed, трудно назвать это работой - просто пересказ истории и краткие рассуждения на тему. Но учитель похвалил:cool: И ребята вроде слушали))

     

Случайные записки

главная