• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фотки - не птички (список заголовков)
11:46 

И опять "структуры" ))

mitiko. Chasing shadows.
Из Памуккале привезла.


@темы: фотки - не птички

10:21 

Продолжение

mitiko. Chasing shadows.
Кемер – типичный курортный городок, жители которого в большинстве давно выучили русский язык. Несмотря на дикий наплыв отдыхающих, общаются с удовольствием, возможно, тая в душе надежду что-нибудь тебе втюхать. Их можно понять – в подобных местах, как говорится, «летний день весь год кормит». Но явно назойливыми являются не они, а местные русские, десять дней ходящие за тобой по пятам и буквально требующие поехать с ними, чтобы купить шубу (Шубу! Блин!! 35 в тени!!!), «кожу» или какие-нибудь местные тряпки. Ах, да, ещё сходить в баню. Идите сами в баню, с медным тазом ))). Под конец отпуска я, завидев приближающихся ко мне с явным намерением завести разговор личностей, кричала уже с пяти шагов: «Ничего не надо! Ничего не хочу! Денег - нет! Муж - есть! Всё!!!»

Из разговора с турком в Кемере: «У вас сейчас 10 градусов? У нас зимой 10 градусов. А этой зимой холодно было, в этих горах целую неделю даже снег лежал!» «Вот русские всё время рассказывают: вчера было +25, сегодня +10. Нам не понять. Нет, я не смог бы жить в России».

Кошки – узкотелые, остромордые, с длинными тонкими ногами и странно высоким и тихим голосом.
Дворняги – вислоухие, похожие на гончих. Собак «волчьего» типа, схожих с лайкой, так характерных для России, нет совсем.
И те, и другие – доверчивы, но гладить себя особо не дают, предпочитая в толпе шатающихся туристов заниматься своими делами.



1. «Турецкая Виагра» – везде одна и та же реклама. Видимо, местные жители считают её удивительно смешной. Что имеется в виду, я так и не поняла.
2. Дорожный знак. Почему наш северный пешеход - без шапки, а турецкий - в шляпе, я не понимаю ))).
3. Грузинско-турецкий ресторан – ещё одно межнациональное чудо природы.
4. Вот так через расщелины гор прорываются облака, потом заволакивающие побережье низкими тучами. Но дождик тёплый и даже приятный.



1. «Гранаты» на главном перекрёстке Кемера.
2. Патриотичный мотоцикл с изображением турецкого флага.
3. Просто вид на виллы для отдыхающих – цветы сами так легли на металлическую ограду.
4. В городе тоже есть "сезонная" река. Как и у нас в Крыму, впрочем.
5. Мечети оснащены громкоговорителями, смотрящими на четыре стороны света. Теперь муэдзину не надо особо напрягаться в пении. Прогресс )).



А это не для слабонервных ))). Как же на море без пляжной фотки-то ))).



14 июня – День Искусства ))).
На рекламных щитах афиши – в Кемере неделя современного национального искусства. В день открытия, бродя по улицам, встречаем то тут, то там украшенные шарами и гирляндами машины, в которых распевают и пританцовывают самодеятельные комедианты – команды ребят из отелей и ночных клубов. Равнодушно проходим мимо предложения «посмотреть на нашу новогоднюю ёлку» . Как выясняется позже вечером, это не было шуткой – одна из команд выставила на своей машине настоящую разукрашенную ёлку в сопровождении Деда Мороза в тулупе. Вот её, жалко, сфотографировать не удалось.
В парке у пруда в темноте – толпа народа. Ещё днём мы заметили, что в центре пруда появилось странное сооружение с блестящими металлическими ступнями, накрытое покрывалом. Теперь же мы подходим как раз к тому торжественному моменту, когда в лучах прожекторов покрывало срывают и под восторженные вопли взорам собравшихся открывается ультрамодерновая скульптура, изображающая лысого типа на ножках-палочках, прижимающего к себе обнажённую девицу с ногами-ластами и грудями размером с турецкие дыни. Но это не всё – через десять секунд из скрытых под водой труб неожиданно ударяют в небо струи фонтанов. Зрелище впечатляет, зрители оживлённо фотографируют преобразившийся пруд. Постепенно все расходятся, мы, пытаясь найти точку поинтереснее, задерживаемся у пруда – и тут…
С побережья доносится грохот, в черноту ночи устремляются одна за другой ракеты, разрываясь шарами фейерверка. Заряды рвутся прямо над нашей головой, мерцая облаками, распускаясь гигантскими хризантемами и стремительно несясь вниз водопадами. Я никогда не была в эпицентре большого фейерверка, и это зрелище меня пробило – Митико прыгала и завывала, как первобытная, в довершение же всего одна догорающая ракета упала в полуметре от неё, что привело её в полнейший экстаз. В общем, День Искусства определённо удался ))).


@темы: На дорогах Земли, фотки - не птички

01:30 

Отчитываюсь )))

mitiko. Chasing shadows.
Первое впечатление, ещё из окна самолёта – горы. Горы в вечной дымке, дымка над морем, в которой тонет горизонт – «Белое море».

Горы курортной части Турции называются Таросскими (точнее, Таврскими). Выехав рано утром на экскурсию в Памуккале, мы движемся вдоль освещённых низким восходящим солнцем хребтов. На низких прибрежных холмах – густой непролазный лес, в основном длиннохвойные сосны, ель, редкие лиственные деревья. Выше он переходит в чахлое мелколесье, а каменистые осыпающиеся отроги покрыты жесткой сухой травой и вечнозеленым кустарником – арчовник, горный дуб.



Вздымающиеся к небу вершины, источенные ветрами и изрезанные руслами когда-то сбегавших весенних и ливневых потоков. Бугристые желто-серые скалы, отвесными стенами обрывающиеся в пропасть. На самых высоких вершинах – полоски снегов. То тут, то там со склонов спускаются гигантские песчаные языки – следы оползней, самые старые уже зарастают невысокими кустиками. Вдоль дороги на скалах натянута сетка – защита от падающих камней, и местами её оттопыривают довольно увесистые булыжники.
На пути попадаются русла рек – полноводных только в ливни и в пору таяния горных снегов, ныне же высохших, либо превратившихся в тонкий ручеёк, к которому собираются стада коз. Земля на прорезанных дорогой слоистых склонах имеет бурый или рыжий оттенок из-за примеси железа, местами открываются выходы породы густого бордового цвета. Красные пески…



Перевал 1100 м. Перевал 1500 м. В плоских долинах между горными цепями – небольшие посёлки. Удивительно похоже на Крым: маленькие белёные домики, окружённые садиками, только вместо яблонь всё больше растут апельсиновые деревья. Бродящие через дорогу куры (именно эти куры - из Кемера), виноградники, пустоши, на которых сквозь светлые камни и глину пробивается трава. Поля, окружающие сёла, все поделены на маленькие наделы, на которых у каждого крестьянина растёт что-то своё, общее лишь одно – на каждом таком кусочке земли обязательно стоит оливковое дерево.



Изредка на нашем пути встречаются сами крестьяне – с чёрными лицами, в длинных рубахах и свободных штанах. Мужчина неопределённых лет едет на ишаке, раскинув в стороны ноги, два белых тюка свисают позади седока с боков животного, следом бредёт жена. Пожилая женщина в длинной коричневой юбке и светлом балахоне поднимает и опускает на кажущуюся безжизненной сухую землю деревянную мотыгу. Вдоль обочины – яркие огоньки диких маков разного оттенка, иногда встречаются небольшие поля, засаженные белым маком – опийные сорта, эти посадки находятся под строгим контролем правительства.



Подъезжая к Памуккале, издалека видим огромный снежно-белый холм, вдоль верхнего склона которого движутся маленькие фигурки туристов. Это то место, которое обязательно нужно посмотреть, будучи в Турции –стекающие воды горячих минеральных источников образуют плотные отложения карбоната кальция, формирующие травертины – плоские чаши-террасы. Над травертинами развалины греко-римского города Хиераполиса, есть и небольшое кладбище – приезжавшие сюда античные страдальцы до последнего верили в целительную силу термальных вод. В регионе семнадцать источников, вода одного из них собирается в бассейн, называемый бассейном Клеопатры – якобы древняя гламурница ездила сюда купаться. Несмотря на входную (влезную?) плату в 17 баксов, бассейн кишмя кишит народом. Дно тёплой пузырящейся лужи усыпано античными развалинами, обломками колонн, так что находящийся рядом пункт первой помощи не простаивает без работы.
Два положенные часа в бассейне делать совершенно нечего. Но раз в жизни окунуться в него интересно, тем более что поплавками от основной части отделена узкая зона глубиной то ли 4, то ли 6 метров, откуда, собственно, и исходит подземная газировка. Вода тяжёлая, вытянувшись вертикально и подняв руки над головой, потихоньку начинаешь тонуть.
Нас на этой фотографии нет, это общий вид ))).



Вот обещанный хохлатый жаворонок, поющий прямо на земле, в тени нависающего камня. Поглядывая в мою сторону, он продолжал петь, пока я не приблизилась метра на полтора. Так что даже основным («маленьким») объективом что-то да получилось.



Апдейт завтра.

@темы: На дорогах Земли, фотки - не птички

02:55 

Полосатая жизнь

mitiko. Chasing shadows.
Даже в течение одного дня.

Минус - не поехала со своими на дачу. Потому как у моей пожилой родственницы великий праздник - 9 мая - и в тёплый весенний день, когда распускаются листья, я буду сидеть за накрытым белой скатертью столом и кивать головой в такт рассказам о том, как вот Марья Иванна... а Марья Петровна...
Плюс - могу подготовить и выложить фотки с прошлых выходных. О том, как весна к нам приходит.
Минус - кризис докатился-таки и до нас. У мужа на работе всё непонятно, я подписала документ о том, что оклад мой составляет с 1 мая 9550 рублей, а остальное сколько заработаю, столько и моё.
Плюс - нашла тыщу рублей в кармане куртки, которую собралась стирать. Порадовалась, что были, оказывается, такие времена, когда я могла запросто забыть, что у меня есть тыща ))).

Ладно, вот они, фотки ))).




Знаете, что это за цветочки? Это цветёт мох, кукушкин лён - на песчаных дюнах у залива.




Опять же финские развалины - это, видимо, амбар был. Рядом заросшие поля, неподалёку было ещё какое-то строение, но отгадать это можно лишь по тому, что покрытая переплетёнными стеблями сухой травы земля в этом месте слегка приподнята правильным прямоугольником. Фундамента даже не видно, на земле не осталось ни камня. Склоны пересечены окопами, тут и там видны следы деятельности "кладоискателей" - лежит откопанная старинная печная вьюшка, какая-то круглая изъеденная ржаавчиной коробочка...



В лесу кое-где ещё лежит снег, особенно в придорожных канавах.



Зато в озере нерестятся рыбы. Не привычные окуни, летом приплывающие к купальщикам ловить сбитых в воду слепней - неизвестные мне, тёмные и крупные, с большими плавниками. Гоняются друг за другом у самого берега, выпрыгивают из воды, и даже не сильно пугаются упавшей на воду тени.



Тихий омут - тот самый, в котором черти водятся. Невинная на первый взгляд узенькая лесная речка, рождённая бьющими из болота ключами, уходит под плотный полог травы и мха, чтобы вновь выйти на поверхность через десяток метров. Кажется, что воды в ней - до середины сапога, но приглядевшись, видишь под нависающими корнями бездонную чёрную яму. Ступить на ровную травяную поверхность я, конечно же, не рискнула - уйдя по пояс в ледяную воду и не найдя сил сразу же выбраться из плена зыбкой почвы и крепкой растительности, рискуешь погибнуть просто от перехолаждения...



А это - опять "структуры". Царство камня и песка - что ж тут поделать, под нами - древний Балтийский Щит...


@музыка: Revolution Renaissance - Into The Future

@настроение: спать что-то не хочется, а надо

@темы: фотки - не птички

10:01 

Прогулка по Юнтолово

mitiko. Chasing shadows.
В северной части Петербурга, вплотную соприкасаясь с кварталами жилых домов, находится Юнтоловская лесная дача – самый крупный природоохранный заказник, расположенный на территории мегаполиса. Ещё Петром I были запрещены в этом месте строительство и всякие хозяйственные работы. В наши дни, испытывая невероятное давление со стороны народа, жаждущего культурного и не очень отдыха, комплекс сырых прибрежных лесов сохраняет свою уникальную структуру – во многом из-за труднопроходимых заболоченных участков, прилегающих к обширному Лахтинскому разливу.

Неподалёку от входа в заказник можно увидеть полосу поваленного леса – вывороченные с корнем деревья, упавшие в одну и ту же сторону. Ширина завалов – около двух десятков метров. Судя по остаткам листьев и хвои, деревья упали недавно, год-два назад. Что здесь случилось? Следов пожара нет. Ударил ли полосой шквал, прошёл ли смерч? Надо спросить будет у тех, кто живёт рядом…



Проходя по замёрзшему каналу, на льду одной из мелких полуоттаявших проток, соединяющих его с Лахтинским разливом, я увидела валяющихся окуней. Первой мыслью было: кто-то ловил рыбу и выбросил. Но ноги сами повернули к протоке, а в голове зрело сомнение: и где же здесь ловили рыбу? Не на канале же, по которому вовсю катаются лыжники.
Подойдя ближе, я увидела, что протока подо льдом буквально заполнена мёртвыми окунями. Там, где лёд начал таять, вороны и собаки вытащили из воды мелких рыбин, которые и привлекли моё внимание. Вероятно, окуни заплыли в протоку в поисках корма либо из-за недостатка кислорода и внезапно ударивший мороз захватил их в плен.

Оставляю не снимок, а ссылку – не всем по душе завалы дохлой рыбы. Но картина впечатляет – открылась одна из маленьких трагедий зимы.

i016.radikal.ru/0904/12/8f27f73ed56f.jpg
s54.radikal.ru/i144/0904/c3/4dc7b1d4f9d9.jpg

Метель? Нет. Мириады пушинок рогоза (того самого, который привычно называют камышом) срывает порывом ветра с разваливающихся метёлок. Ветер несёт пух над болотом, собирает клубами на тонкой кромке прибрежного льда. Всё в пуху – снег, куртки лыжников, морда пробегающей слюнявой собаки. В лучах солнца поблёскивают приставшие к метёлкам пушинки, словно усеявшие их тонконогие насекомые.



На берегах реки – следы, следы. Местами в реку уходит как будто лыжный след – это выдра съезжала в воду с заснеженного берега.

В небе... это всего лишь чайки ))). Но зрелище окрыляющее, да )).



За мостом начинаются поля, заросшие бурьяном и высоким борщевиком (самый крупный стебель почти в мою руку толщиной). Над полями пролетают хищные птицы – зимняки, вероятно, мышей ловят. Однако близко к себе не подпускают – срываются и садятся на дальние деревья, с которых хорошо видно, кто движется в их сторону.



Загаженная свалками река Каменка, берега которой укрыты снегом, кажется первозданно чистой. В гладкой воде отражается небо, черные ветви деревьев застыли на фоне заката – весна, весна! Только не видно на снимках, что у самой воды кто-то вывалил целый фургон гнилых апельсинов в ящиках, а чуть поодаль из-под снега торчат залежи металлолома. Но всё же река течёт, солнце светит… земля живёт.


@темы: фотки - не птички, на дорогах Земли

12:39 

Аландские острова - часть 4

mitiko. Chasing shadows.
Ещё немного, чтобы закончить )).

Замок Кастельхолм, коммуна Sund. С XIV века – резиденция шведских королей на Аландах. Неоднократно разрушенный то войной, то пожаром, в настоящее время частично восстановлен. В экспозиции сразу обращает на себя то же самое, что и на паруснике «Поммерн» - быт. Не история, не героизм - а то, как жили люди. Самое интересное.
Вот вы, например, читая книги о жизни в замке, думали о том, как же удавалось прогреть печами массивные каменные стены и не замёрзнуть? Пожалуйста, вот как – изнутри замок был обшит деревом, а между собственно каменной стеной и внутренней отделкой находился толстый слой соломы, сохраняющий тепло. На случай длительной осады в замке был предусмотрен водосборник, куда по системе желобов стекала с крыш дождевая вода. В экспозиции – старинные инструменты, огромный грубо вырезанный деревянный циркуль, извлечённое из культурного слоя огромное количество коровьих костей. Можно примерить средневековые головные уборы, детям бесплатно предлагается нарисовать свой герб (развлекающий детей молодой человек, заслышав русскую речь, радостно обращается к нам на ломаном русском – Россия ему очень интересна).



Вид из окон идилличен: дорога, поля с пасущимися овечками, похожие на кипарисы можжевельники. Если бы не приткнувшиеся к берегу моторные лодки, можно подумать, что мы до сих пор в XVI веке.



Рядом с замком – музей быта аландцев. Домики с соломенными крышами, где можно посмотреть, как изготовляют ковры на специальном станке, как скрежещущая и чадящая машина делает дранку для крыши, как работает кузнец. Конечно же, мельницы – ветряная и водяная (они, правда, не работают). И midsummer pole. У берега видим лодку с широкими бортами, на которые можно вставать, с узким вытянутым килем и плоским дном-паёлом – непривычная нам лодка, для морской волны.
В домах, как старинных, так и более современных – двухэтажные кровати. Такие же, как в нашем коттедже. Нет, не из желания запихать в домик побольше туристов появилась такая деталь – это историческая особенность быта аландцев.



Девушки, стоящие посреди улицы, предлагают туристам экзотику: потереть бельё на жестяной стиральной доске. Мы веселимся в радостном узнавании – как хорошо мы помним эти доски из нашего детства!

Из Кастельхолма едем в Бомарзунд – русскую крепость, разрушенную во время турецкой войны. Её строительство началось почти сразу же после прихода русских на Аланды, но закончено так и не было. Задуманная как огромный комплекс оборонительных сооружений, многонациональное поселение, крепость была расположена не самым удачным образом и в силу недостроенности не могла противостоять осаде. В ходе русско-турецкой войны англичане и французы, стремясь отвлечь Россию от боевых действий на Чёрном море, блокировали русский флот на Балтике. Опасаясь идти на укреплённые Кронштадт и Свеаборг, союзники приняли решение атаковать Бомарзунд, и крепость была взята за десять дней.
Военно-исторический рассказ о взятии Бомарзунда можно почитать, например, здесь:
u-96.livejournal.com/984418.html

Завалы камня и кирпича, занесённые землёй, заросшие кустарником. Я ползаю по ним, пытаясь передать дух вековой разрухи, уничтоженной мощи – как хорошо, что никому не пришло в голову снести бульдозером эти завалы, расчистить площадь, убить это чувство сопричастности у каждого, сюда приходящего…
«Сквозь меня течёт время…»



По лесной дороге отправляемся на старинные кладбища. Их в Бомарзунде несколько: лютеранское, православное, еврейское, магометанское… Население крепости было многоконфессиональным. Кладбища охраняются: памятники покосились или вовсе исчезли, но зарастать лесом им не дают. Православная часть с памятниками важным государственным чинам и их родственникам сохранилась лучше всего. От еврейского и магометанского остались лишь ограды и малое число надгробий. На камне читаем: «На сем месте похоронен еврей военно-рабочей N 18 роты, 1831 года". Почему на надгробии нет имени? Случайно погибшему неизвестному вряд ли поставили бы каменный памятник, переживший века. Ещё одна загадка островов…



Коммуна Ekkero, самая западная и самая морская из всех. Здесь кончается архипелаг и открывается вид на бескрайнее море. В известном здании русской почты, построенном при Николае I, сразу видны знакомые глазу очертания не то Смольного, не то Русского музея. В переходах - фигурки птиц (достовернейше переданы все признаки вида, кроме почему-то величины). Рядом – выставка стульев, та самая, фотографии которой я уже выкладывала. У моря (с самым лучшим на всех островах пляжем) памятник почтовым работникам, «с вечной благодарностью».



Жаль, что рассказать обо всех неожиданных порой мелочах, оставшихся в памяти, сложно. Слишком длинный и бессвязный получится рассказ. Но надеюсь, что впечатление осталось, и впечатление не совсем поверхностное )).

В следующий раз - переключаюсь на окраины Петербурга.

@темы: на дорогах Земли, фотки - не птички

14:13 

Аландские острова, часть 3

mitiko. Chasing shadows.
На второй день мы решили отправиться в самое дальнее путешествие – в северную коммуну Geta, изрезанную скалистыми фьордами. По пути заехали в церковь Святой Бригитты (не ирландской, покровительницы пивоварения, а шведской). Внутри церковь оказалась совершенно необычной – на фоне старинных, наполовину стёршихся фресок висели подвешенные к потолку кораблики, а подсвечники имели форму маяков, рыб, морских птиц.



Странные на островах ограничения скорости. В отличие от Финляндии, за пределами черты города здесь разрешается не 80, а 90. Но дороги при этом могут быть столь кривыми и извилистыми, что даже летом, по хорошей погоде, уже на 70 появляется риск улететь с поворота. Расчёт, видимо, на то, что местные жители сами себе не враги. Тем более что, в отличие от материковой Финляндии, на островах много внедорожников. Что зимой совершенно оправдано.
Да, в нашей длительной поездке по прямому ровному шоссе мы позволили-таки себе превысить скорость. Немного. Неожиданно встречная машина с финским номером совершенно недвусмысленно мигнула фарами. Мы удивились – подобный известный сигнал российских водителей никогда не являлся интернациональным. Но скорость сбросили. За ближайшим поворотом действительно стоял полицейский микроавтобус…

Со смотровой площадки в Йета Берген открывался вид на поросшие низкими соснами скалы и бескрайний горизонт открытого моря, где-то за которым лежали берега Швеции. Мы прошлись «дорогой троллей», с табличками, изображавшими в картинках нехитрые развлечения древней нечисти. Я углядела в бинокль пару круживших вдали орлов, но пока пыталась угадать, беркуты это или орланы-белохвосты, осторожные птицы свалили.
Возле деревянной смотровой вышки обнаружилась каменная река. Не такая большая, как каменные реки на Гогланде, и, в отличие от них, исхоженная людьми. Но о её посещаемости свидетельствовало лишь меньшее количество лишайников на камнях – в остальном вид был вполне дикий.



На обратном пути видим в одном из заливчиков остатки старинного деревянного корабля – сколько зим уже здесь не встаёт массивный лёд? Над небольшим проливом – высокая нырялка.



Высоко на лесистых скалах – заброшенная церковь Святого Олафа, покровителя моряков, тоже расположенная в устье каменной реки. В XV веке она стояла на перекрестье морских путей и была известна и посещаема. Но прошло время, морские пути изменили своё направление, и теперь лишь редкие туристы, заметившие дорожный указатель, означающий нечто интересное, поднимаются к ней и заглядывают внутрь.



(Я вам ещё не надоела?)))

@темы: на дорогах Земли, фотки - не птички

13:43 

Аландские острова, часть 2

mitiko. Chasing shadows.
Чтобы всё же закончить рассказ о Мариехамне, хочу выложить ещё несколько фотографий, часть из которых сделана уже на обратном пути. Надо сказать, что наш последний день на островах оказался единственным бессолнечным – в то время, как над материковой Финляндией моросили холодные дожди, Аланды всю неделю радовали нас теплом и ясным небом. Я, белокожая, умудрилась даже обгореть, чем на обратном пути привела в изумление замёрзших в Савонлинне друзей. Вероятно, восходящие потоки воздуха от тысяч нагретых солнцем скалистых островков рассеивали бродящие вокруг тучи. Но последний день всё-таки выдался пасмурным, хоть и без дождя.

(1) Вот такие часы, смотрящие на три стороны света, подняты на башне над Мариехамном.
(2) Такую фотографию делают без исключения все туристы, приезжающие в город. Очень уж забавный этот дорожный знак с барашком. Я тоже не могла не отдать дань традиции. Барашек не случаен – аландцы поголовно разводят овец, частные земли вдоль дорог заняты в основном пастбищами.
(3) Продуктовый магазинчик с экзотически звучащим названием Magazin – намёк на русскую часть истории. О памятнике русскому торговцу и организатору морского дела Николая Ситкову, названных в его честь торговых рядах и ресторанчике, о русских православных могилах в оградах лютеранских церквей, о русских военных укреплениях вдоль берегов я уже писала и не буду повторяться. Но русских туристов на Аландах в нынешнее время немного, за всю неделю бесконечных путешествий по островам в самый пик сезона мы встретили лишь одну машину с русским номером.



Ярмарка «Красного Креста». Любопытных пускают оценить оснащение машины «Скорой помощи». Рядом красуются старинные «Форды» - с аландскими номерами, значит, на ходу.



Аландские острова состоят из нескольких муниципалитетов, или коммун, из которых мы не увидели только удалённые от главного острова Brando и Kumlinge. Дело в том, что паромы на дальние острова ходят по особому расписанию, и билеты на них желательно бронировать за полгода. Теоретически можно попробовать попасть без брони, но билеты в таком случае на порядок дороже, да и назад необходимо каким-то образом возвращаться.

Мы бронировали коттедж в коммуне Lemland, рядом с небольшим (на Аландах всё небольшое, кроме расстояния до магазинов :laugh: ) национальным парком. В парке находились развалины русских укреплений, о чём мне радостно сообщили местные жители. Хотя заниматься поисками места обитания я начала заниматься в феврале, все «лучшие» коттеджи оказались разобраны, удалось найти лишь домик «далеко» от воды и без собственного пляжа. По приезду на место обнаружилось, что лучшего мы вряд ли могли желать – «далеко» от воды означало пятьдесят метров по тенистой тропинке к причалу с лодками, а уж отсутствие собственного пляжа при том, что мы собирались много путешествовать, нас не слишком угнетало. Зато дешевле вышло.



Зная многообразие животного мира островов, я рассчитывала на неплохую фотоохоту, но меня постигло разочарование. В отличие от материковой Финляндии большинство земель находятся в частном пользовании и огорожены. Доступ посторонних на частные территории не поощряется (в Финляндии, напомню, можно проходить через них, если при этом не портить посевы и не заглядывать в окна чужого дома)). Если ровная, накатанная дорога в Финляндии непременно выведет к берегу озера, к пляжу, в красивое место для всех и каждого, то на Аландах она запросто может упереться в столб с табличкой «частное владение». Поэтому-то на морских островах и ценятся так коттеджи с пляжами: почти вся прибрежная линия занята, общественные пляжи с возможностью войти в воду и расчищенным дном единичны. Мы заезжали на них по дороге, но больше ездили на ближайший к нам дикий пляж, где, пробравшись сквозь колышущиеся лапчатые северные водоросли, можно было доплыть до крохотного островка-скалы и, найдя единственный отлогий подъём, свободный от скользкой тины и мидий, взобраться на нагретый камень и броситься в воду с противоположного края.



Выводки лебедей-шипунов, тем не менее, я фотографировала. С отмели на отмель перелетали яркие красноклювые кулики-сороки (2), ночью нас будила криками проживавшая неподалёку пара журавлей. В лесу, совсем недалеко от жилья, не раз встречались косули (3), а один раз перед нашей машиной ломанулся в лес лось – страшный зверь, гроза путешествующих по дорогам Скандинавии.



Продолжение следует.

@темы: на дорогах Земли, фотки - не птички

03:20 

Аландские острова - часть I

mitiko. Chasing shadows.
Вот, господа. Сподобилась наконец.

Итак, Аландские Острова. Архипелаг в Ботническом заливе между Финляндией и Швецией, более шести тысяч островов. Государственная автономия в составе Финляндии - свой флаг, своё земельное законодательство, аландцы не служат в финской армии, так как острова являются полностью демилитаризованной зоной. Основной язык - шведский.
Столица Аландских островов - город Мариехамн (Маарианхамина), названный в честь супруги Александра II Марии Александровны. Важный международный порт - и маленький городок, который можно обойти пешком или объехать на пляжной машинке - "антилопе-гну" (пятьдесят евро в час, открытый верх, скорость сорок километров и полунеисправные тормоза) за несколько часов... Но о Мариехамне потом.

Переночевав в Турку, утром отплываем на пароме, уходящем в Стокгольм. Посадка проходит на удивление организованно и быстро - открыты восемь полос, через каждые двадцать метров служащие порта указывают машинам путь, деля их на потоки. Нам на стекло прикрепляют табличку: "Мариехамн". Закатываемся в машинное отделение и выходим, поднимаясь на самую верхнюю палубу.
Огромный "Викинг-Лайн" плывёт по каналу совсем рядом с маленькими островками, большинство из которых являет собой плоские скалы - части выступающего на поверхность Балтийского Щита.



В Мариехамне заселяемся в забронированную тоже через компанию "Викинг-Лайн" комнату в гостинице Adlon (в окошко открывается почти российский провинциальный вид: маленький панельный дом с облезающей плиткой, незатейливая музыка из глубины окна, где сушится бельё на верёвках, сухие кустики вытоптанной травы у дороги). Немного освоившись, отправляемся изучать город.
Главная достопримечательность Мариехамна - парусник "Поммерн". Торговое судно столетней давности, перевозившее вначале удобрения (селитру), затем пряности. Ныне - музей быта моряков. Почему-то в наших русских музеях много патетического и героического, но мало таких милых мелочей, воссоздающих атмосферу повседневной жизни - сиденья, опускаясь на которых за борт, моряки красили корабль, устройство для выливания за борт масла, чтобы погасить на время волнение, музыкальные инструменты, на которых играли члены экипажа, пачки карт, изображения корабельных крыс и заводимых для борьбы с ними котов... Внутри корабль оказывается неожиданно большим и мы бродим по нему, залезая во все укромные уголки.
Камбуз с нехитрым хозяйством кока, расписание его работы. Коки, оказывается, как и мы, дежурили сутками, за которые им удавалось поспать от силы пару часов - закончив с посудой после ужина, кок после короткого отдыха начинал печь булочки для утренней смены моряков. Мясорубка начала прошлого уже века - Husquarna, кстати )).



Каюта, в которой спали матросы - на маленьких ящикообразных полках вдоль стен. Сюда же кок приносил им завтрак. Люди, сидящие за столом, не имеют к нам отношения )) - просто мне показалось, что фотография с людьми будет смотреться лучше.
Старшие офицеры жили гораздо комфортнее. У капитана была каюта с отдельным санузлом, в соседней каюте, обитой бархатом, он ел вместе с помощником.



В отсутствие холодильника моряки брали с собой в плавание свиней. Их держали на палубе в специальной клетке. На средней фотографии - реклама пива Фостерс, тоже тридцатых годов ))). Рядом - джутовые корзины, в которых груз поднимали на борт.



Через дорогу от парусника - Морской Музей. Обращают на себя внимание развешанные по стенам фигуры богинь, украшавших носы кораблей, среди которых затесалось изображение мужика в костюме - какой-нибудь пастор? Узнать не удалось, так как на английском информации не было.



В этом же музее - старинная деревянная лебёдка, набор судового врача с баночками солей и совершенно замечательной кожаной клизмой. А неподалёку, под стеклом - кинематографичный пиратский флаг. Я помню, что флаг с черепом и костями чаще встречался в книгах, чем на мачтах конкретных кораблей - пираты, состоявшие на государственной службе, плавали под флагами своих государств: английским, испанским. Но здесь перед нами висел поблекший от времени настоящий "Весёлый Роджер".



Символ Аландских островов, знаменитый "летний шест" - midsummer pole. Верхушку его украшает фигура человечка, обычно моряка или лесоруба, ниже - крутящиеся по ветру кораблики и символическое изображение солнца. На поперечинах развешаны яркие, плетённые из бумаги фигуры, а весь шест увит гирляндами листьев, которые к нашему приезду в конце июля уже съёжились и пожелтели. Подобные шесты разного размера стоят на Аландах всё лето.



Улицы, сбегающие к набережной, напоминают маленький южный городок - широкие, усаженные липами, со сверкающей вдали полоской воды. Тёплый, пахнущий морем воздух усиливает это ощущение. Гребные винты корабля, пострадавшего при посадке на мель, с памятной табличкой установлены вдоль тротуара как украшение - подобную картину мы видели и в других местах островов.
Вечером в Мариехамне рок-фестиваль, развешаны афиши с неизвестными мне (пока неизвестными?) именами. Над городом плывёт музыка, доносящаяся из маленького концертного зала - играют как своё, так и чужое, хорошо известное. На склоне холма неподалёку собираются люди - приходят парами, семьями, садятся и слушают...



Продолжение следует ))).

@музыка: Revolution Renaissance - We Are Magic

@темы: на дорогах Земли, фотки - не птички

02:51 

Весна по-нашему

mitiko. Chasing shadows.
Немного фотографий с выходных.

Финский залив, северное побережье в районе Приморска.



Валуны, "вылупляющиеся" из ледяной корки.



Ледяные торосы в бывшей полосе прибоя.



Там, где когда-то в снежно-ледяные горы били волны, образовались причудливые фигуры.



А это - дорога на озеро ночью в лунном свете.


@музыка: Nightwish - Sleeping Sun

@настроение: Доделаю и спать...

@темы: фотки - не птички

17:43 

Ладно, вот они :)

mitiko. Chasing shadows.
Аландские острова, маленькая дизайнерская выставка в сарае возле здания почты в Эккеро.



Потом побольше про острова расскажу и покажу )))

@темы: фотки - не птички

17:51 

Издевательство над структурой

mitiko. Chasing shadows.
Во, пока время есть.

Обещала выложить песочек. Это не картина, да... но меня его структура завораживает ))). Это только примеры, а так я кадров сорок наснимала.



Это - увеличенный кусок пейзажа, который будет ниже. Закат. Замёрзшие следы волн, даже не рассыпающиеся под ногами. Radical только цвета убивает :nunu: .



А это - можно в серию "угадаек". Видно только на увеличенном снимке. На самом деле это самый последний момент убегающей с морского песка волны.



Ладно, хватит издеваться над структурами. Вот и сам пейзаж:


Это так просто, Балтика.
Вопрос: вторую фотку сделала чуть темнее - лучше так или первая?
Последняя - это зимний ураган, как раз тогда я ездила наводнение снимать.



Это: 1 - закат глубокой осенью; 2 - финское лето :) (только оригинал, не испорченный радикалом, ярче и красивее); 3 - ель, разорванная ударом молнии. Именно разорванная - ствол рассечен вдоль пополам, в землю воткнулись двухметровые щепки, кора отслоилась пузырями. Всю серию размещать не стала, на снимках не так впечатляюще, как на самом деле.



@музыка: Мельница - Господин горных дорог

@темы: фотки - не птички

17:51 

In the Land of Ice and Snow - часть 2. Приключенческая.

mitiko. Chasing shadows.
Итак, рано утром 7 января мы всё же выехали в сторону Финской границы.

Я писала в недавнем стишке "А у нас в колеях замерзает вода"? Писала. Накаркала :). Когда температура из лёгкого плюса уходит за ночь в резкий минус - хорошего мало.
Где-то посередине неосвещённой, обледенелой и сверху заснеженной трассы "Скандинавия" машину замотало по дороге, закружило и вдвинуло задом в сугроб, немного не донеся до столба со щитом "Аварийно-опасный участок дороги".
Внутренняя concealed завопила: "А-фи-гееть!!!" Нормальная concealed, придя в себя, решила, что бояться уже нечего, все целы, можно выбираться из сугроба и ехать дальше.
Мрачный муж, поминутно восклицая "Да как же это - сам Я!" осмотрел следы и приказал всем выталкивать машину из сугроба.
Вытолкались. Отправились дальше.
На ближайшей бензоколонке выяснилось, что крышка бензобака примёрзла и не открывается. Но назад ехать уже никто не хотел из принципа. Полчаса размораживали крышкин замок, который наконец (видимо, обречённо вздохнув про себя) сдался.

И вот, кое-как преодолев границу, мы добрались до цели.



Я всегда терпеть не могла сауну. Прошлым летом меня научили её любить - когда можно в любой момент выскочить и плюхнуться в озеро, она уже не кажется столь мучительной. Теперь я поняла, как может нравиться сауна зимой.

Действительно, понимаешь, что жизнь прекрасна ))), когда выходишь из сауны на двадцатиградусный мороз - и прежде, чем с размаху кинуться в обжигающий искрящийся снег, поднимаешь взгляд на горящие над заснеженным озером ледяные огни Ориона, Небесного Охотника.



Я уже писала, что символ летнего неба для меня - Лебедь, раскинувший огромные крылья вдоль Млечного Пути. Символ же зимнего неба - безусловно, Орион. Позже, вертя в руках подаренные коллегой-доктором образцы финской лекарственной продукции, я думала, что не случайно самая известная финская фармацевтическая фирма как раз и называется "Орион"...
На снимке видно, что верхняя левая звезда имеет красноватый оттенок - это Бетельгейзе, красный сверхгигант.

Да, из непридуманного:

- В вашей фирме делают коррупцию?
- Ну, наверное, делают... Только нам-то об этом не говорят.
- Э-э-э... Я имею в виду, когда все вместе отмечают праздник...
- А-а! Корпоративные праздники?
- Ну да!

@темы: фотки - не птички, на дорогах Земли

17:17 

In the Land of Ice and Snow - часть 1. Лирическая.

mitiko. Chasing shadows.
Так, вот я и вернулась. Расскажу всё по порядку.

"Перед тобой - Сфинкс. И он в этот город тебя не пустит." (с) - В. Ерофеев, "Москва-Петушки".

Мы собирались на Новый Год к друзьям в Финку. До сих пор все дальние поездки совершались на машине мужа, но учитывая погодно-дорожные условия, мы решили на сей раз ехать на моей, с полным приводом и новыми зимними колёсами. Дело было за малым - снять со стёкол тонировку, доставшуюся в наследство от предыдущих хозяев машины. Руки у меня никак до этого не доходили, да и выезжая на фотоохоту с кучей мужиков, казалось нелишним иметь место, где можно с комфортом переодеться.

28 декабря по пути на работу у меня случилась небольшая поломка - легко поправимая, но по ходу дела выяснилось, что тонировка сделана столь качественно, что снять её не получится - нужно менять стёкла... Так что ехать предстояло на машине мужа, а у неё не было техосмотра... В общем, выезд затягивался. Дальше начались совсем приключения, но об этом потом.

Поехали для начала на дачу. Температура упала до - 17, два дня я пыталась подловить, как "встаёт", покрываясь льдом, Финский Залив. Но ветер, гуляющий где-то вдали, гнал к берегу длинные пологие волны, на которых качалась шуга - ледяная каша, не давая сплошному льду схватиться. Комья льда нарастали на подводных камнях (не могу понять физику этого явления). Но вид замерзающей стихии всё же производил впечатление.



А вот как это выглядело год назад, когда залив покрылся льдом за несколько часов, буквально на глазах:

<a

@темы: на дорогах Земли, фотки - не птички

17:12 

Дороги

mitiko. Chasing shadows.
Я когда-то писала, что образ дороги для меня имеет особое значение? Вот, решила сделать подборку из своих фотографий. Объединяет их одно - это дороги, разные и неповторимые. Кое-где дам пояснения.













Каменные реки на острове Гогланд:



Болота (Wetlands) в Париккале, Финляндия:



Моренная гряда в Париккале высотой до 15 м:



Дорога к Финскому Заливу, залитая водой во время наводнения:


@темы: фотки - не птички

Случайные записки

главная